Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
23:04 

Привет, приквел!

Ампир
Итак, приквел...
Действие разворачивается за лет семь-восемь до Глухаря-1.
Карпову лет 27-28. Он относительно канонный - папа умер безвозвратно, при этом не был ни врачом, ни психом.
Той юности, что показана в Карпове не существовало вообще, а была совершенно альтернативная.
Пока это только одна история в нескольких эпизодах.
Может, будут другие.

Эпизоды из жизни, которой не было

1.

- Но вы же понимаете, что это ведь незаконно…
- С законом я как-нибудь договорюсь.
- И у меня могут быть неприятности…
- Этот риск я оплачиваю и, по-моему, очень неплохо.
- Станислав…
- Стас.
Врач вздохнул:
- Я вас понимаю, но все равно это слишком рискованно…
- Но есть же практика, когда больной находится дома со всякими капельницами и круглосуточной сиделкой?
- Есть, только ведь в вашем случае это делается против воли больного…
- Какая у нее сейчас может быть воля? Ей только одно надо, она за себя не отвечает.
- Признать человека недееспособным может только суд, вы знаете это не хуже меня.
Карпов поморщился:
- И что с того? Давайте так: если начнутся неприятности, тогда и будем думать. Не факт, что они вообще возникнут.
- В первую очередь неприятности коснутся меня. И всей больницы, между прочим.
- Неприятности и я могу доставить. И тоже немалые, – задумчиво сказал Карпов.
Продолжая смотреть на врача, он расстегнул пиджак, невзначай дав увидеть при этом пистолет на поясе.
- Вы что – меня запугиваете? – Врач начал приподниматься со стула.
- Вы о чем? Об этом, что ли? – Карпов щелкнул пальцами по кобуре и сделал успокаивающий жест. – Да нет, и без этого много способов… Но вы, в случае чего, можете сказать, что я вас запугал. Идет? Скажете, что я вам угрожал. Я вам даже потом список накидаю – как именно угрожал. А пока…
- Не понимаю – почему вы не хотите просто устроить ее в больницу? – раздраженно спросил врач. – Лечение может быть анонимным…
- Меня это не устраивает по многим причинам. И я не вижу смысла обсуждать эти причины сейчас.
- А у меня одна причина – я не имею права. Понимаете?
Карпов усмехнулся:
- Доктор, вы всегда и во всем соблюдаете законы? Слабо верится, но проверять не буду. Мне сейчас не до этого.
Он повернулся и вышел из кухни, в которой они сидели с врачом. Вошел в комнату, где, сжавшись на диване в комок, сидела Аня и смотрела на него исподлобья.
- Значит так, – сказал Стас, – ты сейчас подпишешь бумагу, что согласна лечиться на дому. Не подпишешь – будешь переживать ломку сама, без врачей и лекарств. Подпишешь – рядом с тобой будет круглосуточная сиделка и помощь врача. Выбирай.
- Я не хочу! Уходи! Это моя жизнь, а не твоя… – вызывающе ответила она, кусая губы.
- Хочешь, чтобы я отправил тебя в больницу?
- Нет! Там как в тюрьме… мне рассказывали…
- Значит – подпишешь?
- Нет! – выкрикнула она. – И ты не имеешь права…
- Хочешь, чтобы я получил эти права по закону?
Аня со страхом посмотрела на него:
- Это как?
- Да просто сдам тебя. Знаешь, что будет дальше? Тебя лишат родительских прав, Леньку отдадут в детдом. Он там будет, пока мать оформит опеку над ним. Если ей вообще позволят… Может, он там надолго останется. А если тебя еще и посадят… Как тебе такой вариант?
Аня тихо заплакала, мотая головой. Карпов ждал.
- Почему ты такой жестокий? – спросила она сквозь слезы. – Зачем ты меня мучаешь?
Карпов промолчал.
- Ну зачем, зачем?! – с болью повторила Аня.
- Может, когда-нибудь до тебя дойдет – зачем, – медленно ответил Карпов. – Если ты еще хоть что-то соображаешь.
- Ты не даешь мне никакого выбора…
- У тебя есть выбор. Между «плохо» и «очень плохо». И очень плохо будет не только тебе. Леньке, маме. Ведь придется ей всё рассказать…
- Да подпишу я, подпишу! Только отстань! – Аня уткнулась лицом в подушку. – Ты даже не представляешь, как мне плохо!
Карпов постоял над ней немного, укрыл пледом и вернулся к врачу.
- Она подпишет, что дает согласие лечиться дома. Устроит?
Врач пожал плечами:
- Эта бумага юридически ничего не значит. Станислав… Стас, я действительно по-человечески вас понимаю. Но поймите и вы – я не хочу никаких проблем.
- Доктор, поверьте, что если вы откажетесь, то проблемы у вас будут. Либо вы будете ее лечить за деньги либо… либо, чтобы избежать неприятностей.
- Вы шутите?
- Я похож на шутника?
Врач внимательно посмотрел на лицо Карпова и нахмурился:
- Мне не нравится разговор в такой манере.
- За свои манеры я готов еще доплатить отдельно. Давайте лучше договоримся по-хорошему. Если что-то пойдет не так, я с этим разберусь.
- Ну и как вы разберетесь?
- А это уже не ваши проблемы. В крайнем случае скажете, что я вам показывал справку о ее недееспособности.
Врач помедлил и нехотя кивнул:
- Ладно. Если вы обещаете…
- Обещаю, – нетерпеливо прервал его Карпов. – Когда вы можете начать?
Врач задумался:
- Завтра, не раньше. Нужно же еще подобрать лекарства, привезти сюда кое-какое оборудование…
- Не сюда. Я сниму какую-нибудь квартиру. Сиделку найти сможете?
Врач задумался:
- Да, могу, из нашей больницы. Пока дам ей отпуск, а там посмотрим. Надо будет – возьмет еще за свой счет, всё равно по деньгам выиграет.
- Я постараюсь до завтра снять квартиру.
- Хорошо, позвоните мне, и тогда уже будем решать…

Проводив врача, Карпов вернулся к Ане. Она сидела, завернувшись в плед и сдерживая озноб.
- Хоть покурить мне дай, – тихо попросила она. – У тебя же есть…
Он вытащил из кармана пачку сигарет и бросил на диван.
- Я не про сигареты – пробормотала она.
- Ты совсем уже? А герыча тебе не подогнать?
- Стасик, мне так хреново… Пожалуйста…
- Даже не мечтай, – отрезал он, вытащил мобильник и набрал номер:
- Димон? Можешь сейчас к Ане подойти? Посидишь с ней, мне по делам надо. – Он немного помедлил и, стараясь не смотреть на Аню, добавил: – Если будет буянить – пристегнешь… – Помолчал немного и добавил еще: – Да, и бухло какое-то возьми, дашь ей, если ей совсем плохо будет.
- Пристегнешь? – Аня смотрела на него с вопросом в глазах.
- Это значит – наденет на тебя наручники, – сухо ответил он.
На лице ее появилась непонятная улыбка:
- А на что ты еще готов ради сестры? Может, лучше меня пристрелишь? Сразу решишь все проблемы…
- Просто не доводи до этого и всё, – так же сухо ответил Карпов.
Аня вдруг схватила его за руку и спросила с отчаянием:
- Стас, скажи мне, где он? Андрей… Он все-таки мой муж…
- Бывший муж.
- Он отец Лёни…
- Тебе мало, что он тебя подсадил на иглу?
- Где он? – упрямо повторила Аня.
- Я не знаю и не желаю знать.
Он действительно не желал это знать. Но знал – где. Просто вспоминать об этом не хотелось.


2.


Школу Аня закончила хорошо, даже очень. Но в институт решила не поступать, по крайней мере – сразу:
- Я хочу хоть немного отдохнуть после школы, осмотреться. А вот на следующий год… Мне же в армию не идти, успею еще поучиться.
Мама не настаивала – она вообще считала, что высшее образование женщинам не особо и нужно. Стас в глубине души тоже так считал, но полное безделье ему не нравилось. Ничем хорошим это обычно не заканчивалось, примеры он каждый день видел.
- Выбери курсы какие-нибудь, я оплачу, – предложил он.
- Я пока еще не решила, чего мне хочется. Вокруг всего так много…
Карпов спорить не стал – один год действительно ничего не решает. Он увеличил сумму, которую ежемесячно давал матери, и периодически подкидывал Ане на мелкие расходы.
Правда, он попытался провести с ней профилактическую беседу о всевозможных опасностях, которые могут подстерегать в этой жизни, но Аня насмешливо улыбнулась ему совершенно взрослой улыбкой, словно младшему:
- Стасик, я же не дура все-таки. Не надо со мной душещипательные беседы проводить, ты сейчас не на работе.
- На моей работе беседы уже бесполезны, там всё намного круче, – ответил он, но отстал. Сестра действительно была не дурой, а вполне серьезной и рассудительной. А то, что ей развлечься немного хочется, так это нормально. Только недавно закончились девяностые, жизнь вокруг начала налаживаться – пусть девчонка немного расслабится после школы.
Весь год Аня валяла дурака, но в меру: кафе с подружками, дискотеки. Иногда немного подрабатывала, раздавая какие-то рекламные листовки.
Виделся Стас с ней нечасто, но перезванивался регулярно.
А потом Аня всех огорошила – сообщила, что выходит замуж.

Жених был постарше Ани – скорей ровесник Стаса. Единственный сын у одинокой матери, рано остался сиротой, зато с собственной квартирой. Не бездельник – в девяностые челночничал, как многие, бомбил на пару с приятелем, подрабатывал мелким ремонтом, потом открыл свое маленькое дело – продавал бэушные телефоны и телевизоры, привезенные из Европы, сам их чинил и вообще доводил до ума. Вроде нормальный парень, рукастый – с таким не пропадешь. Карпов всё равно на всякий случай его пробил по базе, но ничего не нашел.
В общем, он не возражал. Сказал новоиспеченному зятю, чтобы тот обращался, если будут проблемы – типа наедет кто-то или дело отжимать начнет.
Анька сияла от счастья, и Карпов искренне за нее порадовался – вот и пристроилась сестра, можно уже не переживать, пусть теперь муж за нее отвечает.

Он редко заходил к ним в гости, но часто заставал там компании. Правда, пили в меру, шуметь не шумели – всё было в пределах нормы. Компании немного рассосались с появлением Леньки, но не окончательно.
Потом Аня начала регулярно подкидывать подрастающего Леньку маме.
- Что, наигралась уже в семейную жизнь? – ехидно спросил Карпов, застав как-то беспорядок – гору грязной посуды и неубранную квартиру с мутными, давно немытыми окнами.
Аня хмуро посмотрела на него:
- Я устала очень. Ленька всегда спал плохо – сначала колики, потом зубы… А сейчас он уже ползает везде, вообще на ни минуты отвернуться нельзя. В ясли отдать – будет болеть постоянно. А маме это в радость, она ведь дома совсем одна… Отосплюсь немного и всё приведу в порядок.
Карпов пожал плечами:
- Ты сама этого хотела. Другие как-то справляются, еще и работают при этом.
Аня сердито прищурилась:
- Ага, ты большой специалист-теоретик. Своих детей заведи, тогда и поговорим.
Он не стал спорить, в конце концов они уже взрослые, сами разберутся, как им жить. У него сейчас своих дел по горло, на работе полный завал: Вася, начальник СКМ, после гибели жены разваливался на глазах – пил беспробудно, прямо на рабочем месте, и разговаривать с ним было бесполезно.
Несколько старых оперов уволились, и Карпову пришлось практически управлять отделом, прикрывая Васю и сколачивая новую команду уже по своим правилам.

Однажды заглянул к Ане ненадолго. Опять компания, слегка навеселе, а выпито всего ничего. С его приходом веселье быстро увяло, и он почти сразу ушел.
Что-то его беспокоило, он сразу и не понял, настолько это казалось невозможным.
Он приехал в отдел и вдруг понял, что именно. Этот запах… Взял Димона и Юру, и вернулся к Ане уже с ними.
Дверь ему открывать не хотели, но он вскрыл ее без проблем.
За это время все уже были сильно укуренными и даже не поняли, что пришла милиция.
Карпов молча стоял, сунув руки в карманы, и смотрел на сестру.
- Стас, ну что ты… – начала Аня, – ну подумаешь…
- Заткнись, – холодно сказал он. – Ребята, пакуйте всю компанию, кроме этих двух, – он кивнул на Аню и Андрея.
- Куда их – в отдел? – спросил Юра.
- Нет, просто объясните им, чтобы забыли сюда дорогу навсегда. Подробно объясните, с наглядными примерами и выкиньте где-нибудь.
Аня начала протестовать, но Карпов снова холодно бросил:
- Заткнулась, я сказал. Хочешь, чтобы я вас всех вместе с тобой в обезьянник отправил?
Аня побледнела. Андрей покачал головой, обнял ее за плечи и виновато улыбнулся:
- Всё, Анька, не спорь, Стас прав. Больше не повторится. Мы просто побаловались разок, прости дураков. Слово даю – больше не будем.
Он поверил. Но не полностью, потому что стал заглядывать к ним чаще.
- Что ты нас проверяешь? – обижалась Аня. – Мы просто побаловались пару раз, ничего страшного. Можно подумать, что ты сам никогда не пробовал…
Он пожал плечами:
- Представь, не пробовал.

Потом он довольно долго не заходил. Не до них было – Вася уволился, а он стал начальником СКМ. Правда, пока только и.о., и еще неизвестно было – останется ли он начальником или пришлют кого-то нового. Но работы было невпроворот.
Наконец он выбрал время и заскочил к Ане. Ленька опять был у мамы. Андрей лежал на диване; лениво сказал, что приболел немного, ничего серьезного – простудился. Аня отвечала невпопад и прятала глаза. Карпов присмотрелся к Андрею внимательнее… Да нет, не может быть… Рывком задрал рукав его рубашки и увидел следы уколов.
Аня отвернулась.
- Ты знала, – пробормотал Стас, – знала и ничего…
Он посмотрел на Аню и почти спокойно приказал:
- Руки покажи.
- Что?..
- Руки покажи, тебе сказано! – заорал он, уже понимая, что сейчас увидит.
Аня отпрянула в сторону, но он перехватил ее, заломил руки назад – Аня вскрикнула от боли – но он успел всё рассмотреть. Сколько раз он это уже видел… На работе – почти каждый день, а сейчас – у своей родной сестры…
От злости и бессилия он влепил Ане пощечину. Андрей вяло попытался вмешаться, но Карпов без лишних слов врезал ему от души и сказал рыдающей Ане:
- Завтра подаешь на развод.
Аня попыталась что-то сказать, но Карпов ее прервал:
- Мужа у тебя больше нет. Не разведешься, станешь вдовой, я тебе обещаю. А сейчас ты позвонишь маме, скажешь, что этот, – он кивнул на лежащего на полу Андрея, – завербовался на Север, и ты едешь с ним. Я зайду к ней, оставлю денег и скажу, что благополучно вас проводил. Потом будем думать, как жить дальше.
- Старик, ты не понимаешь… – пробормотал пришедший в себя Андрей, всё еще лежа на полу, – это как раз жизнь, а ваша – это полная херня…
Карпов рывком поднял Андрея с пола и вытащил пистолет…
Аня рыдала и валялась в ногах. Тут же собрала и спустила всю наркоту в унитаз. Клялась, что еще не успела привыкнуть, что больше никогда-никогда…
Карпов спрятал пистолет, взял зятя за горло и сказал:
- Слушай меня внимательно и запоминай, повторять я не буду. Ты сейчас собираешь вещи и уматываешь отсюда навсегда. Всё оставляешь Ане и Леньке. Я тебя не убиваю только из-за них. – Он посильнее сжал пальцы и тихо добавил: – Но если я еще раз тебя где-то увижу… безразлично где… тебя больше никто никогда уже не увидит. Лучше уезжай из города, пока я добрый. Вон пошел, ублюдок.
Он разжал пальцы и Андрей, кашляя и потирая горло, метнулся собирать вещи.
Когда дверь за ним захлопнулась, Стас опустился на диван.
- Что же ты натворила, идиотка… – тихо сказал он, не глядя на Аню.
Она села рядом и осторожно потерлась щекой о его плечо:
- Стасик, я… я не буду больше, правда. Не сердись. Я только попробовала, я чуть-чуть… Я больше не буду, честное слово…
Это детское обещание так не вязалось с ситуацией, что он просто молча погладил ее по голове и прижал к своему плечу.
Но он ей больше не верил, периодически приходил, рассматривал ее руки и зрачки. Вроде действительно завязала. Неужели, он успел вовремя вмешаться?
…Андрей из города не уехал. Пришлось всё рассказать тем, кому он относительно доверял – Юре и Димону. Они договорились с ребятами из другого отдела, сделали Андрею подставу, но он отделался условкой, и город покидать явно не собирался.
Димон вышел на местного участкового и договорился, что тот будет приглядывать и сразу сообщит, если увидит Андрея в своем районе.

…В тот день Димон позвонил и сказал, что был звонок от участкового – Андрей снова объявился.
Карпов рванул к Ане и застал обоих уже под кайфом.
Он посмотрел на них, отобрал у Ани ключи от квартиры и мобильник, потом повернулся к Андрею:
- Поехали со мной, разговор есть.
Андрей уже не особо соображал и, глупо улыбаясь, последовал за ним, бормоча, что родственники всегда найдут общий язык, а они ведь родня, правда, Стас?..
Стас запер Аню в квартире и увез Андрея с собой.
Вернулся он через несколько часов уже с врачом.


3.

Он немного посидел в машине, обдумывая свои дальнейшие действия.
Похлопал себя по карманам в поисках сигарет… Ах да, он же их Ане оставил… Потом купит, хотя не мешало бы вообще бросить.
Сейчас надо найти квартиру, в которой будет происходить лечение. Анина квартира его не устраивала – не хотелось, чтобы соседи видели или слышали что-то. Да и всякая наркоманская шобла может таскаться по старой памяти. Хорошо хоть, что мать не придет – он уже заехал к ней и вкратце расписал перспективы работы на Севере и проводы в аэропорту…
Снимать квартиру на подставное лицо не хотелось – нечего втягивать лишних людей. Сам снимет и лучше, если будет при этом по форме – менту больше доверия. А в случае чего можно и припугнуть, чтобы не болтали.
Он смутно представлял процесс лечения, но подозревал, что во время ломки может быть всякое.

Ему повезло – он быстро нашел небольшую двушку в тихом месте, с окнами на пустырь, и с мебелью, которая его очень устраивала – в каждой комнате по дивану, да еще и раскладное кресло есть.
Хотел снять месяца на три, хозяйка требовала не меньше, чем на полгода. Он не стал спорить – слишком удачный был вариант.
Он успел прикупить еще пару комплектов постельного белья, кое-какие продукты на первое время, договорился с врачом, что тот придет на адрес с утра, и вернулся к Ане.
- Как тут? – спросил у Димона, прежде чем его отпустить.
Тот пожал плечами:
- Да вроде ничего. Я портвейн принес – говорят, что помогает. Она немного выпила.
- Спасибо, сочтемся.
Димон смущенно улыбнулся:
- Да ладно, Стас, я тебе и так по гроб жизни должен за тот случай…
- Значит, в расчете теперь.
Димон ушел, Карпов прошелся по квартире и обратился к Ане:
- Есть не хочешь?
- Ты что – дурак? – спросила она со злобой. – Меня тошнит ужасно, так всегда бывает…
Карпов пожал плечами:
- Откуда мне знать, как там у вас бывает. Вроде некоторых на жор пробивает.
Аня покачала головой и ничего не ответила.
Он вздохнул:
- Давай так. Собери вещи какие-то – халат, пижаму или там сорочку ночную, тапочки… В общем всё, что тебе может понадобиться. Скажи, если что-то купить еще нужно. Мы сразу с утра поедем.
- А ты что, тут до утра останешься? – спросила Аня.
- Да.
- Я не убегу, не переживай, – сказала она с горечью.
- Я и не переживаю. Потому что остаюсь. Иди собирайся. Сама справишься или тебе помочь?
- Сама, – Аня отправилась в комнату.
Стас пошел за ней и встал, прислонившись к двери, наблюдая за сборами.
Она усмехнулась:
- Следишь? У меня тут ничего нет…
Он ничего не ответил, но оставался в комнате, пока она собирала вещи.
Потом ее снова начало знобить. Она прилегла. Стас укрыл ее двумя одеялами, но озноб не проходил.
Аня выпила пару глотков вина, но через несколько минут у нее началась рвота. Карпов принес тазик, обтирал ее лицо мокрым полотенцем, но вдруг поймал себя на мысли, что никакого сочувствия к ней сейчас не испытывает, словно она уже не его сестра, а просто одна из наркоманок, с которыми он не раз сталкивался по работе…
Наконец ей стало немного полегче.
- Я в ванную, душ приму… – пробормотала она, вставая с дивана.
Карпов двинулся за ней.
- Ты что – совсем уже? В ванной собираешь за мной подглядывать?
- Не собираюсь.
Он отодвинул ее в сторону, вошел в ванную и внимательно всё осмотрел – шкафчики, пузырьки и баночки в них, заглянул в стиральную машину и пошарил в корзине с грязным бельем. Аня наблюдала за ним с грустной улыбкой.
Он присел на пол, сунул руку в отверстие под ванной и вытащил небольшой пакет.
Аня отвернулась к стене и заплакала. Потом схватила его за руку и взмолилась:
- Стасик, пожалуйста! Я только чуточку…
Он едва сдержался, чтобы снова ее не ударить. Оттолкнул в сторону, выбросил содержимое пакета в унитаз и спустил воду.
Аня опустилась на пол и прошептала:
- Ну зачем ты…Ты не понимаешь, мне нужно… Я не доживу до утра…
- Доживешь, – Стас вытащил из кармана таблетки. – Доктор оставил снотворное, сказал дать тебе одну на ночь.
- Одна меня не возьмет, дай две.
- Он сказал дать вторую только, если одна не подействует
Через пару часов ему все-таки пришлось дать Ане еще одну таблетку, и она наконец заснула, иногда постанывая во сне.
Он тоже слегка подремал в кресле – раздеваться и расслабляться не хотелось, ложиться в форме – тем более.

Утром Аню снова рвало. Она бессильно сидела на полу возле унитаза, содрогаясь от приступов тошноты.
Наконец рвота прекратилась. Аня, шатаясь, вернулась в комнату и упала на диван.
Карпов набрал Димона, сказал, что сегодня скорей всего в отделе не появится, но если что – будет всё время на связи. Потом подошел к Ане и тронул ее за плечо:
- Вставай, поехали.
Она подняла на него слезящиеся глаза:
- Стасик, не надо, я тебя прошу… Я сама завяжу, я смогу, я тебе обещаю…
- Я тебя тоже прошу, – сказал он устало, – поехали без скандала. Иначе я тебе тоже обещаю – вытащу тебя силой и в наручниках.
Аня посмотрела на его лицо, молча вышла в коридор и надела плащ.


4.

Войдя в квартиру Аня огляделась, прошла на кухню и сказала с вымученной улыбкой:
- Прямо санаторий… Даже решеток на окнах нет…
- Надо будет – поставлю, – ответил Стас. – Хочешь?
Аня не ответила, молча опустилась на стул и продолжала сидеть, не снимая плаща.
- Встань, – скомандовал Карпов.
Она встала, безучастно глядя на него.
- Аня, – сказал он как можно мягче, – сними плащ, переоденься, вещи разложи. Я тебе пока постелю.
Она так же молча пошла в коридор, повесила плащ на вешалку, захватила пакет с вещами и ушла ванную.
Карпов чуть не сорвался за ней, но вспомнил, что в этой ванной ничего не может быть припрятано, а ее вещи он еще раз проверил перед выходом из дома.
Вернулась Аня уже в халате и снова безучастно уселась на стул. Она выглядела похудевшей, осунувшейся, но при этом такой юной, что Карпов наконец ощутил к ней жалость.
Он немного помолчал и спросил:
- Скажи мне… ведь уже всё равно… Тогда, когда Андрей ушел, ты ведь завязала?
Аня усмехнулась, но не ответила.
- Нет?
Она покачала головой:
- Нет…
- Но я же проверял…
Она слегка усмехнулась:
- Есть разные места. Ты же мне личный досмотр не устраивал.
- А зрачки? Я же видел…
Аня вздохнула:
- Я на ночь. Или сразу после твоего ухода. Небольшие дозы и не постоянно. Еще таблетками догонялась…
- Дура ты, – сказал Стас без злости. – Тупая идиотка. Знаю я про разные места, но не думал, что ты до этого дошла. Хоть бы о сыне подумала немного.
- Иди к черту, – так же беззлобно ответила Аня.

Вскоре пришел врач, с ним приехали какие-то ребята – привезли капельницу, столик, какой-то металлический стул, поставили возле дивана утку, начали раскладывать еще какие предметы и пакеты. Карпов прочитал на одном «памперсы», и снова ощутил жалость к сестре, смешанную со злостью: как она могла так испоганить свою жизнь?
Он сунул врачу деньги: «Заплатите им» и вышел на кухню. Достал сигареты, открыл форточку и закурил. На кухню вышла Аня, взяла сигарету из пачки и встала рядом. Они молча стояли у окна, смотрели на пустырь и курили, пока не захлопнулась дверь, и в кухню не вошел врач.
Он сказал, что всё готово, сиделка вот-вот появится, она уже в дороге, адрес он ей сообщил.
Ане тем временем опять становилось хуже, она с трудом сдерживала озноб и вытирала постоянно слезящиеся глаза.
Наконец раздался звонок в дверь.
Карпов пошел открывать. Заглянул в глазок. При свете тусклой подъездной лампочки виднелась невысокая фигура в кепке и куртке – похоже, какой-то мальчишка-подросток. Стас распахнул дверь, чтобы спросить, какого лешего ему тут надо и шугануть его подальше.
- Заходите, мы вас ждем, – из-за плеча Карпова сказал врач.
Карпов повернулся к врачу:
- Этот пацан, что ли, будет сиделкой?
- Пацанка, – поправила невысокая фигура и шагнула вперед.
Карпов посторонился, она вошла в коридор, сняла кепку с коротко остриженных темных волос и улыбнулась слегка накрашенными губами:
- Немножко ошиблись, товарищ капитан. Бывает.
- Это одна из лучших медсестер нашего отделения, – сказал врач.
Карпов с сомнением оглядел вошедшую. Без кепки и даже с короткой стрижкой она уже ничем не была похожа на мальчишку, но слишком походила на школьницу.
Приподнявшись на цыпочки сиделка повесила куртку на крючок и вопросительно взглянула на Карпова темными глазами:
- Где можно руки помыть?
Карпов проводил ее в ванную.
- Как зовут? – тихо спросила она, вытирая руки.
Он удивленно поднял брови, но ответил:
- Стас.
Сиделка сдавленно фыркнула:
- Я про пациентку.
- Аня. Анна.

… - Анна, – сказал врач, – послушайте меня внимательно. Несколько дней вам будут ставить капельницы, чтобы очистить организм от остатков наркотиков и токсинов. Это облегчит ваше состояние, а потом вообще снимет все симптомы абстиненции… ломки. Вы будете принимать успокоительное и снотворное, чтобы отдыхать и восстанавливать силы. А еще необходимые витамины и микроэлементы. – Он немного помедлил и продолжил: – Не скрою, что несколько дней вы будете чувствовать себя не очень хорошо, но это не должно вас пугать, ощущения не будут такими сильными, как если бы вы переживали отсутствие наркотиков самостоятельно. У вас же, наверное, были такие периоды?
Аня промолчала, облизывая пересохшие губы, и непонятно было – слушает она врача или думает о чем-то своем.
- Приступы боли, тошноты и вообще плохого самочувствия теперь очень успешно снимаются с помощью лекарств, – добавил врач. – Сначала я попробую стандартную схему, потом подберем для вас индивидуальную дозу.
Аня снова ничего не сказала.
Врач взял ее за руку и строго сказал:
- Вы понимаете, что снятие ломки – это только начало? Но после этого мы сможем начать лечение зависимости. И тут уже вы должны помочь нам. Вы должны вместе с нами бороться с болезнью…
- Делайте, что хотите, – устало сказала Аня. Ее снова сильно знобило.
Медсестра погладила ее по плечу и взяла за руку:
- Пойдемте, Аня. Сейчас я поставлю капельницу, и вам станет намного лучше. Вы не бойтесь – у вас не будет сильных болей. Не будет и очень плохого самочувствия. Может, будет немного тошнить, но от этого тоже есть лекарство. Я все время буду рядом и постараюсь сделать всё, чтобы вам становилось легче. Не стесняйтесь просить о помощи, если вам будет нехорошо.
Аня бросила на брата отчаянный взгляд. Карпов отвернулся. Аня вздохнула и покорно вышла из кухни следом за сиделкой.
- Я не хотел ее пугать, – тихо сказал врач, – но несколько дней, а скорей всего не меньше недели ей будет достаточно плохо… Потом будет легче… но только физически… Тяга к наркотикам остается на всю жизнь. Снятие ломки – это только снятие тяжелых ощущений, а не желания. Вы должны понимать, что лечение наркомании – это долгий процесс, – он помялся и добавил, – и не всегда успешный.
- А от чего это зависит? – спросил Стас.
Врач усмехнулся:
- Если бы знать… Тогда можно было бы вылечить всех. В первую очередь надо оборвать все контакты с прежней компанией. Люди иногда меняют не только район, но и город. А порой и страну… И хорошо, когда человек находит себе какой-то заменитель…
- Бухать начинает, что ли?
Врач покачал головой:
- Ни в коем случае. Излечившемуся наркоману лучше всего быть совершенно чистым – не употреблять не только алкоголь, но и сильнодействующие лекарства. Я имел в виду какое-то увлечение, даже хобби. Женщинам может помочь ребенок, создание семьи…
- У нее была семья, – хмуро ответил Карпов, – и есть ребенок. На иглу ее подсадил муж…
- Так тоже часто бывает, – вздохнул врач.
Через некоторое время на кухню вошла сиделка.
- Заснула, – сказала она тихо. – У нее обезвоживание сильное, но капельница поможет.
Карпов вытащил из кармана деньги, протянул часть врачу, часть – сиделке:
- Это пока аванс.
Сиделка замялась.
- Что – мало?
- Нет-нет, просто… Мне нужен один выходной. В воскресенье. Если можно…
Карпов взглянул на врача, тот задумался, потом сказал:
- Поговорю с Катей. Думаю, что не откажется поработать с вечера субботы до утра понедельника.
- Да, Катя подойдет, – кивнула сиделка. – И деньги ей тоже не помешают.
Карпов слегка поморщился – каждый новый человек, втянутый в его личную проблему, был лишним. Но его устраивало, что сиделки – профессиональные медсестры из наркологического центра и работают у этого же врача.
- Хорошо, – отрывисто сказал он. – А сейчас посмотри везде – что еще может понадобиться. Твоя комната рядом.
- Первое время я буду в одной комнате с Аней, по крайней мере по ночам, – ответила сиделка.
- Всё равно посмотри везде.
Она прошлась по квартире, заглянула в холодильник и покачала головой:
- Воды надо еще купить, у нее будет сильная жажда. Еду какую-нибудь легкую… В ванной я посмотрела – бумаги туалетной надо побольше… салфетки влажные, еще кое-что по мелочи.
Карпов вытащил еще несколько купюр:
- Сходи купи, пока мы тут. И себе, если что-то еще нужно – еду какую-то или что-то из вещей.
Он подумал и добавил еще несколько бумажек.
Зазвонил телефон Карпова – Димон.
- Стас, тут наш Коротышка собрание устроить решил после обеда… Ты будешь или сказать, что ты на выезде?
- Буду, – ответил Карпов, – уже еду.
Он выключил телефон и сказал:
- Мне пора, вечером заеду.
- Я пока останусь и понаблюдаю за ее состоянием после капельницы, – сказал врач. – Приезжать сюда буду каждый день с утра и ближе к вечеру. В случае чего-то непредвиденного – звоните.
Карпов повернулся к сиделке:
- Иди сейчас за покупками, пока доктор здесь. Вот тебе ключи от квартиры. Аню одну не оставляй. Если что – звони в любое время. И телефон свой дай. Я наверное не смогу каждый день заходить.
Сиделка вытащила старенький мобильник и продиктовала номер. Карпов записал.
- Как зовут? – спросил он и усмехнулся, вспомнив ее вопрос в ванной.
Она, видимо, тоже вспомнила, потому что ответила, подавив смешок:
- Алёна.


5.


Вопрос денег пока не вставал в полный рост, хотя бы потому что он собирался покупать новую машину, а с этим можно сейчас и повременить. Но деньги всё равно нужны – не только ему, но и операм. Хорошо было Васе Авдееву… Нет, Васе как раз было очень хреново, никому не пожелаешь. Но Вася работал за идею и никогда не понимал – зачем молодым здоровым ребятам нужны деньги. Не понимал ни тогда, когда он жил вдвоем с Наташей, ни когда остался один. С Наташей они жили скромно, на жизнь им хватало. А сейчас ему вообще уже ничего не нужно было – разве что на выпивку. Но на это Вася зарабатывал и сейчас, там, куда он устроился, где-то в охране…
Васин уход был совершенно не ко времени, хотя всё к этому шло. Он просил Васю остаться хотя бы еще на год, но Вася только качал головой: «Ты не понимаешь…» Да всё он понимал, только видел в этом проблему для себя – он только недавно получил капитана, рано ему еще было занимать Васину должность. Но он знал, что кроме него – некому. Да и Вася выделял его среди других оперов, хотя смотрели они на жизнь по-разному.
Вася Авдеев был отличным опером и хорошим начальником, но никак не хотел понять, что времена изменились.
Васе не нравилось, когда опера потрошили карманы задержанных, хотя это всегда считалось их законной добычей. Но Вася так не считал, и мог за такое и в зубы врезать:
- Мелочь по карманам тырить? – гремел он на оперов. – Да чем вы тогда лучше упырей, которых мы ловим?
Карпова тоже не устраивала мелочь из карманов. За снятые с задержанного часы он и сам мог вломить. Если часы дешевка, то нафига такое крохоборство? А если дорогие – так что с ними делать? К барыгам идти продавать? Чтобы потом это где-то выплыло? Нет уж, лучше деньгами. Но не теми, которые у задержанного в пухлом кошельке. Лопатник свой пусть оставит для карманников, а операм выложит крупную сумму – за то, что в обезьянник не забрали, что на работу бумажка не придет, и за то, что в карманах ничего не нашли. А могли бы, если бы захотели…
Конечно, если бандос, то с ним иначе будет, а если так, ничего серьезного, то пусть гуляет – в следующий раз десять раз подумает, стоит ли что-то нарушать. А в обезьянник и так есть кого тащить – алкашей и хулиганья хватает, хоть они регулярно район от этой публики зачищали. И практически очистили, сейчас у них лучшие показатели в районе. Но за хорошую работу и плата должна быть неплохая.
Разговоры на эти темы они уже с Васей вели не раз.
- Просто выбивать показания, – штука нехитрая, – учил его Вася. – Надо, чтобы упыри и отморозки боялись именно тебя. Они должны чувствовать твою силу. Знали, что ты их взглядом по стене размазать сможешь. И вообще что угодно можешь с ними сделать. Раздавить, даже пальцем не тронув. Потому что ты – власть и на твоей стороне – закон.
Насчет силы и власти Карпов был с ним согласен, а вот насчет остального…
- Закон… Вася, знаешь, кто сейчас законы пишет? Те, кого ты в 90-е ловил. Они теперь уважаемые люди, некоторые в Думе заседают.
Авдеев хмурился:
- Ничего, придет еще их время…
- Только наше уже пройдет. Дай ребятам немного заработать. Обидно им, что они беднее бандосов, которых ловят. А то они думать начнут, что лучше быть бандитами, чем ментами. Не должны они быть нищебродами и бандитам завидовать.
- Если им ксива нужна, чтобы бабло стричь, то они не по адресу пришли.
- А что им – бесплатно рисковать? Если у них на жизнь не хватает, то они за несколько баксов и с упырями на сделку пойдут… А закон сегодня один, завтра другой придумают. Так что иногда и выбирать надо – делать всё по закону или по справедливости.
- Ты вообще еще предложи по понятиям решать, – ворчал Вася
- Иногда и по понятиям приходится, – пожимал плечами Карпов. – Как иначе с осведомителями работать? Да и ты закон нарушаешь всю дорогу, если разобраться.
- Я?
- Ты, Вася, ты. Пакетики на голову – это ведь тоже не по закону. В системе слишком много дырок, надо уметь их находить.
Эти ли разговоры стали причиной, или Вася все-таки понял, что времена изменились безвозвратно, но он действительно перестал замечать некоторые вещи. А может – делал вид, что не замечает. Потому что работать с операми, которые довольны жизнью, намного лучше, чем с недовольными…
После гибели жены Авдеева всё перестало интересовать – и работа, и сама жизнь. Он исправно приходил на работу, правда, уже нетрезвым, И целый день продолжал пить в своем кабинете. Поздним вечером, стараясь не попадаться никому на глаза, опера отвозили его домой.
Но однажды он все-таки пришел на работу трезвым. Позвал Карпова и пошел с ним к начальнику Пятницкого – подполковнику Захарову, которого за глаза называли Коротышкой. Вася положил заявление об уходе на стол и сказал, что лучше Карпова никто с СКМ не справится.
Коротышка колебался. Хотя опера всячески прикрывали своего начальника, но Захарову вероятно докладывали и о Васиных запоях, и от том что в последнее время именно Карпов командует операми. И Васина рекомендация дорогого стоила. Да и некому больше было – несколько старых оперов ушли немного раньше: нашли более подходящую по возрасту работу. А если Карпову удалось взять власть в свои руки, то не стоит уже что-то менять. Правило «Не трогай, пока работает» сработало и в этом случае, и Карпов стал и. о. начальника СКМ.
- Пока так, – сказал Захаров, – а когда получишь майора – посмотрим…
Выйдя из кабинета Коротышки, Вася сказал: «Ты только не зарывайся, Стас. Всех денег всё равно не заработаешь. Да и не в них счастье, поверь…»
Карпов спорить с ним не стал – бесполезно. Даже если бы все менты были такими, как Вася, преступность полностью искоренить нельзя, слишком прочно всё в системе между собой повязано.
С некоторыми вещами бороться было просто бессмысленно. Это мелкую сошку можно в районе прижать, и они больше не высунутся. А кто покрупнее – у тех и покровители другие. Так почему бы ментам не иметь свой небольшой интерес? Вася о таком и слушать не хотел. Но не обязательно было ему обо всем докладывать…
Просто нужно понимать, что контрафактные диски как продавали, так и будут продавать. Так пусть платят отступные и продают, с условием, что детской порнухи у них не будет.
Один условия нарушил, поэтому был доставлен в отдел, потеряв при этом и свой киоск, и часть зубов: «Сопротивлялся, сука, при задержании» – оправдывались опера, предъявив какой-то ломик.
Со всеми точками – ларьками, магазинами, кафе – со всеми был налажен контакт. Можно сказать, что к взаимному удовольствию. Менты пресекали наезды не только хулиганья, но и всевозможных проверяющих – пожарников, санстанций, если те слишком борзели. Да и о грядущих проверках регулярно предупреждали.
Дела шли неплохо, опера были довольны – новый начальник их устраивал, хоть побаивались они его гораздо больше, чем Васю.
Карпова это тоже устраивало. Сила и власть – в этом Вася был прав. И если ты твердо стоишь на своем, смотришь в глаза так, чтобы они понимали – ты можешь сделать всё, что угодно – это не только на преступников, на подчиненных тоже хорошо действует. А если всё еще подкрепляется неплохими деньгами, круговой порукой и абсолютным доверием, то отношения в коллективе можно считать прочными и сложившимися.
Прикрывать что-то, слишком выходящее за рамки закона, не хотелось. От нищих они район полностью зачистили – эта мафия им была совершенно ни к чему, слишком много преступности внутри этой организации, даже за большие деньги не стоит так рисковать, потом проблем не оберешься. Другое дело – бордели. Сколько ни закрывай – всё равно появятся новые. С нелегалками, живущими в черти каких условиях, с пьяными драками, поножовщиной, наркотой.
Один разгонишь, тут же на районе открывается новый, и пошло-поехало… Пресечь разово можно, но искоренить – никак. Спрос определяет предложение или предложение регулирует спрос – это уже и не важно.
«Не разрешишь – получат разрешение у кого-то рангом выше, и деньги проплывут мимо», – размышлял Карпов, холодно рассматривая просителя, которому назначил встречу в кафе.
- …я всё понимаю, – торопливо говорил тот, – и мы будем очень благодарны… причем на постоянной основе…
- Массажный салон… – насмешливо повторил Карпов.
- Ну да.
- Сауна, девочки…
- Массажистки, да – нервно ответил собеседник
- Знаю я, что они массировать умеют. Давай начистоту – бордель?
- Салон, – упрямо повторил тот.
- Тогда разговор окончен. Раз ты еще до начала сотрудничества решил меня обманывать…
Собеседник вздохнул:
- Понимаете, я ведь не смогу уследить за каждым посетителем… У людей может возникнуть взаимная симпатия…
Карпов усмехнулся:
- Ты еще скажи – бескорыстная симпатия. Хватит уже втирать.
Собеседник вздохнул:
- Мне не нравится слово, которым вы называете мой… бизнес…
- Интересные дела – слово тебе не нравится, а сам бизнес – нормально?
- Ну да, там могут отдыхать и расслабляться разные люди. И обслуживающий… эээ… персонал будет создавать для этого условия, в том числе и за вознаграждение…
Карпов кивнул головой:
- Вот это уже другой разговор. Тогда давай так. Открываешь свой «салон», но с виду всё должно быть законно. Девки все чтоб с пропиской и с бумажками, что курсы массажные закончили.
- Да где же я их возьму?
- Мы же не о международных дипломах речь ведем. Хоть сам нарисуй. Курсов этих сейчас полно. Заплатишь – выдадут. Да, и чтобы никто наркотой не баловался. Хочешь называть это бизнесом – вот и веди солидный бизнес для солидных людей.
- Но не могу же я проверять каждого…
- Каждого, кто кокс нюхнет, не отследишь, – согласился Карпов. – Но это твоя проблема. Найдем наркоту – штраф заплатишь такой, что больше не захочешь. А если пойдут жалобы или какие-то сигналы по району, – найдем не только наркоту, можешь быть уверен…

Жалобы и вообще лишние риски были сейчас ни к чему. До майора оставалось еще пару лет, надо было не зарываться, – в этом Вася тоже был прав. Получит майора – будет уже не и.о., а начальником СКМ. И одним из замов Коротышки, между прочим. А с Коротышкой отношения сложные…

Через месяц после своего назначения Карпов зашел в кабинет к Захарову и положил на стол пухлый конверт.
- Это что еще? – сурово спросил Захаров, заглянув в конверт.
Карпов пожал плечами и широко улыбнулся:
- Излишки производства.
Захаров нахмурился:
- И ты думаешь, что я это возьму?
- Пусть теленок думает, у него голова большая, а мне думать не положено – сказал Карпов, усмехнувшись.
Захаров несколько минут сверлил его взглядом, а потом спросил:
- А ты знаешь, что Авдеев так никогда не делал?
- Думать мне не положено, а вот знать всё положено, – ответил Стас. – Поэтому ответ будет: так точно, знаю, товарищ подполковник.
- Ну, и?
- Другие носят.
- Знаешь?
- Догадываюсь, товарищ подполковник. И не вижу плохого, если излишки пойдут на что-нибудь хорошее.
- Уж не думаешь ли ты, капитан, – спросил Захаров – что я тебя за это отмазывать буду?
Я ведь тоже кое-что о твоих делишках знаю…
- Так-таки и не будете? – спросил Карпов, косясь на конверт.
Захаров смахнул конверт в ящик стола и сухо сказал:
- В пределах разумного.
- А мне больше и не надо, – усмехнулся Стас.
- Вот и смотри, чтобы не понадобилось
- Преступность в районе снизилась? – неожиданно спросил Карпов
- Ну, снизилась, – нехотя ответил Захаров.
- Я слышал, что показатели сейчас лучшие по району. А еще слышал, что начальник округа тоже доволен.
- От кого это ты слышал, интересно узнать? Насчет начальника округа?
- Да от него самого и слышал – пересекались как-то, просто к слову пришлось, – пожал плечами Карпов.
Захаров несколько секунд смотрел на него, потом сказал:
- Ладно, иди, работай.
- Есть идти работать, – кивнул Карпов и пошел к выходу.
- Борзый ты, Карпов – сказал Захаров ему в спину. – Далеко пойдешь… если не остановят…


6.

Пока у Карпова получалось заезжать к Ане каждый день, утром и вечером, чтобы успеть застать врача.
Никаких улучшений в Анином состоянии не было заметно, скорей даже наоборот. Ее по-прежнему часто тошнило, она стала угрюмой, взвинченной, раздражалась по пустякам, часто плакала. Вдобавок ее мучили судороги. Лекарства помогали, но ненадолго. Возникли проблемы и с капельницей – вены были слишком испорчены инъекциями, катетер приходилось ставить между пальцами руки, и это причиняло дополнительную боль.
На расспросы Стаса доктор пожимал плечами:
- Всё идет нормально, у нее совершенно классическая картина абстиненции. Такое состояние может продолжаться даже пару недель. Потом болезненных ощущений не будет, но страдания останутся, уже чисто психологические.
- Почему? Ведь организм уже очистится от этой заразы, – хмуро спросил Карпов.
- Потому что организм привык получать свою порцию радости. Без него ему жизнь не мила – она кажется тоскливой и беспросветной. И больным очень сложно научиться жить без этого искусственного счастья. Она помнит ощущения, которые приносил наркотик, и страдает без них.
- Так что – наркоманы никогда не излечиваются?
- Людям приятно думать, что всё можно вылечить… – вздохнул врач. – Нет, тех, кто прекратил принимать наркотики, всё равно нельзя считать полностью излечившимися. Как и алкоголиков. Желание никуда не девается, и нужна огромная сила воли, чтобы ему не поддаться. Не зря тех, кто прошел курс лечения, называют хроническими абстинентами.
- Мне всё равно, как это называется – мне надо, чтобы она соскочила с иглы, – ответил Карпов.
- Пройдет пик, посмотрим, как будет дальше. Мы можем очистить организм, мозги прочистить гораздо сложнее…

Через пару дней Карпов зашел немного позже обычного, врача уже не было.
Ане явно было нехорошо. В комнате стоял неприятный запах. Сиделка попросила разрешения ненадолго выйти – вынести мусор. Быстро сложила шуршащие пакеты и кульки, и вернулась уже через несколько минут.
Аню снова начало тошнить, она едва добежала до ванной. Вернулась бледная, в испарине. Легла на диван и злобно посмотрела на брата:
- Какого черта ты ходишь сюда постоянно? Любуешься? Тебе это нравится, да?
Это было так неожиданно, что Карпов даже слегка растерялся.
- Нюта, послушай… – начал он, назвав ее детским именем, но она тут же его оборвала:
- Не смей меня так называть! Нету больше Нюты, она давно умерла!
- И кто тебе в этом виноват, дура? – не сдержался Стас.
- А зачем вы разрешили мне так рано выйти замуж? – зло спросила Аня, садясь на постели.
- Кто мог тебе запретить? Ты была уже совершеннолетней.
- Надо было меня отговорить, а ты и мама только рады были меня сплавить куда-то!
- А, уже и мама виновата…
Он понимал, что это бессмысленный скандал, но остановиться тоже уже не мог:
- Знаешь, я каждый день слышу от всякого отребья, что виноваты мама, папа, школа, Сталин, Горбачев, Ельцин, но только не они.
- Я для тебя такое же отребье? А ты сам вообще кто? Ты мент поганый, мусор. Таких, как ты, все ненавидят. Ты же просто тащишься, когда видишь, как мне плохо. Как же – преступница получает по заслугам… Ты просто садист! Мама права – отец из-за тебя умер!
Он подошел ближе, испытывая большое желание заткнуть ей рот или встряхнуть за плечи так, чтобы лязгнули все зубы. Но сунул руки в карманы и спокойно спросил:
- Что еще скажешь?
- Тебе мало? Думаешь, я не понимаю, почему ты так хочешь меня вылечить? Да ты просто боишься, что у тебя на работе узнают…
- Конечно, меня ведь тут же за это расстреляют на площади. В назидание другим, которые не досмотрели за своими родственниками.
- Весело тебе, да? Развлекаешься, как в цирке? – уже со слезами спросила Аня и вдруг сорвалась на крик: – Что ты сделал с Андреем? Где он??
- Он сам с собой всё сделал. И с тобой тоже. Зачем он тебе? Поблагодарить его за всё хочешь?
Аня схватила стакан с водой, стоящий на столике, и запустила в Карпова:
- Убирайся отсюда, не желаю тебя больше видеть!
Карпов отклонился в сторону. Вода расплескалась по комнате, стакан ударился об стену и разлетелся вдребезги.
- Я сейчас уберу, – тихо сказала сиделка.
Карпов подошел вплотную к дивану и усмехнулся:
- Полегчало? А теперь послушай меня, – он наклонился к сестре, – ты будешь здесь столько, сколько понадобится, чтобы ты даже подумать о наркоте боялась. Надо будет – и год здесь проваляешься. А еще раз такое устроишь – пристегну к дивану. Вставать тебе и необязательно, все нужное у тебя есть – и утка, и памперсы. Я тебя уже предупреждал: не хочешь по-хорошему, будет по-плохому. Очень по-плохому. Ты еще сама в больницу запросишься. – И вышел на кухню.
Распахнул форточку, закурил и в который раз подумал, что надо бросать – тоже ведь какая-никакая зависимость.
В чем-то Аня была права – он очень не хотел, чтобы об этом узнали на работе. Если узнают, ему будет довольно сложно отмазаться. Мало кто поверит, что он в этом не замешан, что не прикрывает барыг, и что не в доле с ними… Он будет под подозрением, и о повышении может забыть навсегда.
Но ведь он не только из-за работы…
Кто-то прикоснулся к его плечу:
- Стас, вы не переживайте, это сейчас в ней болезнь говорит. Агрессия на этом этапе очень часто бывает…
Сиделка, как ее… Алёна. Лучше бы она подольше на улице провозилась. Еще не хватало от нее что-то выслушивать, хватит и того, что она присутствовала…
- Я тебе плачу за работу, а не за сочувствие, – резко ответил он, повернувшись.
- Это тоже моя работа, – спокойно ответила она, – объяснять родственникам состояние пациента. Понимаете, ей сейчас больно…
- Ей одной… – хмыкнул Стас.
- Ей больно физически. У нее сейчас каждую косточку выкручивает, несколько дней подряд. А действие лекарств…
Он прервал ее на полуслове:
- Не надо мне ничего объяснять. В комнате проветри – там дышать нечем.
Сиделка покачала головой:
- Только когда Аня на кухню выйдет. У нее сейчас иммунитет снижен, а на улице ветер просто ледяной. Холодная весна в этом году…
Он смерил ее взглядом:
- У тебя всё?
Сиделка несколько секунд смотрела ему в глаза, потом сказала:
- Пожалуй, вы правы насчет сочувствия. Мне просто показалось, что вы расстроились. Извините. – Она слегка улыбнулась: – Можете вычесть за сочувствие.
- Ладно, проехали, – буркнул он, отворачиваясь к окну и давая понять, что разговор окончен.
Но она продолжила:
- Было бы интересно узнать, во сколько вы его оцениваете…
Ругаться с сиделкой не входило сейчас в его планы
- Я могу доплатить за сочувствие, – примирительно сказал он.
Она покачала головой:
- Ни в коем случае. Будем считать, что вы тоже извинились.
И прежде, чем он что-то ответил, она взяла тряпку, веник и ушла в комнату.

А глаза у нее оказались не черными, а серыми.


7.

Наступила суббота, и Карпов приехал вечером посмотреть на сменную сиделку.
Пришла Катя – немолодая, крупная, полная, улыбчивая. Посмотрела на Аню и запричитала:
- Деточка, какая же ты молоденькая и хорошенькая… Ничего, вылечишься, потом еще смеяться над собой будешь, что такие глупости творила.
Карпова от такой манеры передернуло, а Аня наоборот – улыбнулась потрескавшимися губами. Она и с Аленой общалась вполне дружелюбно, только на него смотрела, как на злейшего врага…

На улицу Стас вышел вместе с Алёной. Холодный ветер не унимался; Алёна подняла воротник куртки и поглубже надвинула кепку, снова став похожей на подростка.
- Далеко добираться? – спросил Карпов, подходя к своей машине.
Алёна пожала плечами:
- Терпимо. Троллейбусом до метро, а после метро уже близко: всего одна остановка на автобусе. Можно будет уже и пешком дойти, если автобуса не будет.
- Садись, подвезу.
Она обрадовалась:
- Спасибо, мне хотя бы до метро, а то тут троллейбус очень плохо ходит.
Стас усмехнулся:
- Ладно, довезу. Считай, что я тебе еще за сочувствие должен.
Она тоже усмехнулась, хмыкнула, но ничего не ответила – просто села в машину и сказала адрес.
За всю поездку они не обменялись ни словом. Только выходя из машины Алёна сказала:
- Спасибо большое.
И улыбнулась:
- До понедельника.
- До понедельника, – машинально ответил Карпов.

В воскресенье он, конечно, заехал к Ане – проверить, как там дела при новой сиделке.
Всё было нормально, не считая того, что Аня отвернулась и не ответила на его приветствие. Ну, и черт с ней, пусть бесится. Одно ему уже теперь ясно – лечение может затянуться. И деньги будут нужны. Маме ведь тоже придется давать больше: «северная надбавка», как-никак… Сейчас проблема была еще не в деньгах, а в том, где их еще брать в нужных количествах и на постоянной основе.
Поднимать тарифы всем, кто платит? Нет, нехорошо, уговор есть уговор. Операм давать меньше? Вообще никуда не годится. Они должны ему полностью доверять, чтобы он мог на них рассчитывать в любом деле…
Придется рискнуть уже серьезно.
Вернувшись домой, он нашел в столе визитку и набрал номер телефона:
- Желание не пропало? Нет? Тогда предлагаю вечером прогуляться под луной… Для моциона, говорят, прогулки полезны, а луна настраивает на лирический лад и смягчает сердца…

____________________________


Законопослушный ныне и вполне уважаемый коммерсант, начавший свой путь к богатству еще в 90-е простым наперсточником, не мог никак побороть ностальгию и мечтал открыть в этом районе подпольный игорный дом. Разумеется, владельцем этого заведения числился бы совсем другой человек – коммерсант был весьма осторожным, и в свое время эта осторожность помогла ему избежать многих неприятностей. Тем более не хотел он их теперь, когда жизнь сложилась наилучшим образом. Но прошлое не отпускало – хотелось повторения уже на более высоком уровне. Разрешение на аренду здания у него уже имелось, да и связей хватало. Но он хотел обезопасить себя со всех сторон. Навел справки и узнал, что для полного спокойствия ему желательно еще заручиться всемерной поддержкой со стороны ментов этого района. И что на нового начальника СКМ лучше не надавливать сверху, а решить с ним всё полюбовно.
Карпова с коммерсантом свели тоже не последние люди, поэтому он пока не говорил ни «да», ни «нет», а обещал подумать над этим вопросом. А теперь решил дать наконец отмашку. Он уже вполне оброс полезными знакомствами на разных уровнях, чтобы позволить себе некоторые риски.

- Я обдумал твое предложение, – задумчиво сказал Карпов коммерсанту, – и готов пойти навстречу. При соблюдении множества условий, разумеется.
Несмотря на то, что коммерсант теперь считался уважаемым человеком, Карпов не собирался разговаривать с ним на равных. Этот коммерс всё равно оставался для него наперсточником, одним из тех, кого они задерживали в свое время пачками. Кого-то отпускали, отобрав выручку, кого-то доставляли в отдел, кто-то просто получал по шее вместе с угрозой эту шею свернуть, если она еще раз попадет в поле зрения.
- Да, конечно, я понимаю, – кивнул коммерсант, – и я готов…
- Ты дослушай сначала, может еще и перехочется казино открывать – прервал его Карпов.
Он немного подумал и начал перечислять:
- Публика – только приличная, строгий контроль, чтобы никакая шантрапа внутрь не попадала. Пьяных – там же выпивка будет? – коммерсант кивнул, –сразу утихомиривать. Охранники есть у тебя подходящие? – коммерсант снова кивнул. – Хорошо. Ну, и никакой наркоты, чтобы никто и не думал в туалете закинуться для остроты ощущений.
- Да я сам хочу, чтобы всё прилично было, – вставил коммерсант.
- Это хорошо, что наши желания так удачно совпадают, – усмехнулся Карпов.
Он пошарил в карманах, вытащил клочок бумаги, ручку, написал несколько цифр и кивком подозвал собеседника поближе к свету фонаря:
- Это – ежемесячный взнос, в первый месяц разрешаю заплатить только половину, но деньги вперед.
- Да я же просто прогорю, – ужаснулся собеседник.
- А это уже твоя забота. Вообще не мне тебе объяснять, что сначала ты вкладываешься в бизнес и работаешь на него, а потом он работает на тебя.
Коммерсант вздохнул:
- Так это ведь уже не вложение в бизнес получается…
Карпов поднял бровь:
- Да? А безопасность твоего бизнеса тебя не волнует?
- Волнует. Именно поэтому меня направили к вам…
- Правильно сделали. Ну так что?
Коммерсант развел руками:
- Ваш район – ваши условия.
- Сечешь, – Карпов скатал бумажку в шарик и щелчком отправил в урну. – А теперь главное…
Коммерсант хотел что-то сказать, но передумал.
- Игроки чаще проигрывают, чем выигрывают, – начал Карпов – но не все это понимают. Истерики и крики «караул, ограбили, куда смотрит милиция» меня очень сильно напрягут.
- Расстроенные проигрышем всегда будут, – вздохнул собеседник.
- Вот и думай, как сделать, чтобы этого не было ни видно и ни слышно. Иначе я тоже очень расстроюсь. Даже не представляешь, до какой степени.
- В реке их, что ли, топить? – хмыкнул коммерсант.
Карпов кивнул:
- Хороший вариант.
- Вы что – серьезно?
Карпов усмехнулся:
- Мне плевать, что ты с ними делать будешь. Хочешь – в реке топи, хочешь – валерьянкой отпаивай. Будут скандалы – отвечать тебе. Это у тебя заготовочка для суда припасена – липовый владелец, а у меня такой роскоши не имеется. Ты с него будешь спрашивать, ну, а я – с тебя.
- Но вы же будете… – коммерсант замолчал, подбирая слова.
- Буду – что?
- Вы же берете это под свой… свой контроль? Иначе какой смысл?
Карпов кивнул:
- На таких условиях – да. Если что – предупредим заранее. Если конфликты возникнут – пусть звонят мне, приедем, разрулим. А вот если за порог выплеснется что-то, то не факт, что сможем помочь. Разве что за отдельную плату. Так что не в твоих интересах, чтобы что-то выплескивалось.
- Ладно, согласен, – сказал коммерсант после небольшой паузы. Он намеревался уже скрепить договор рукопожатием, но Карпов как раз полез в карман за сигаретами, закурил, и момент был упущен.
- Может, выпьем за успех? – предложил коммерсант и добавил: – Я угощаю.
Карпов ухмыльнулся:
- Надо же, какой широкий жест…
- Да я от чистого сердца. Надо же обмыть… сделку.
- Сделка вступает в силу с момента передачи денег. Процедура давно известная – «утром деньги, вечером стулья». Принесешь – посмотрим.
Стас повернулся и, не прощаясь, пошел к своей машине.

URL
Комментарии
2017-03-03 в 23:20 

muxoe_kuco
It Doesn't Have To Match
Как приятно погрузиться в старый добрый канон))) Все в характере, прямо как надо! :vo:

2017-03-04 в 00:05 

Ампир
:ura:

URL
2017-03-05 в 22:44 

Он у тебя тут реально канонный.А узнать предысторию такого человека будет очень интересно!
Арита

URL
2017-03-05 в 22:45 

Он у тебя тут реально канонный.А узнать предысторию такого человека будет очень интересно!
Арита

URL
2017-03-08 в 23:12 

Ампир
Прода в тексте.

URL
2017-03-09 в 19:48 

вот зачем им было-квартира,семья,ребенок...никто не знает,хачем им это...
Арита

URL
2017-03-09 в 22:52 

LiBellatrix
Всем привет :vict: Подписываюсь на комменты. Жду :heart: и :viking2::hul::bud:

2017-03-09 в 23:04 

muxoe_kuco
It Doesn't Have To Match
Представляю, как Стас бесился: с одной стороны у начальника СКМ такие возможности, а с другой - полное бессилие сделать хоть что-то.

2017-03-10 в 04:30 

Ампир
Всем привет
:hi: :ura:

URL
2017-03-10 в 04:32 

Ампир
Представляю, как Стас бесился: с одной стороны у начальника СКМ такие возможности,
Ну, он токА-токА стал. И пока еще держится "в рамках границ".

URL
2017-03-10 в 18:27 

Ампир
Прода (3) в тексте.

URL
2017-03-12 в 17:12 

Ампир
Прода (4) в тексте.

URL
2017-03-17 в 23:21 

muxoe_kuco
It Doesn't Have To Match
Ого, наклёвывается некая интересная интрига с ОЖП! :vo:
И сколько разных ружьишек подвешивается)))) :hlop:

2017-03-28 в 18:23 

Ампир
Прода (5) в тексте.

URL
2017-03-28 в 22:27 

Главу 5 можно было бы назвать "Ступени". Карпов идет к власти, с присущим ему умом и наглостью.

URL
2017-03-29 в 01:17 

muxoe_kuco
It Doesn't Have To Match
Ух, какое же удовольствие - проследить его путь по всей лестнице! :hlop::hlop::hlop:
О многом приходится догадываться и додумывать, а хочется же побольше подробностей! Взаимодействия с операми! :eyebrow:
Я же знаю - Автор может подсыпать подробностей, а? :shy::shuffle2: Ну позяяяяяя:beg:

2017-03-29 в 01:20 

Ампир
Я же знаю - Автор может подсыпать подробностей, а?
Подсыплю. Попытаюсь по крайней мере.

URL
2017-03-29 в 01:22 

Ампир
Прода (6) в тексте.

URL
2017-03-30 в 19:23 

Ампир
Прода (7) в тексте.

URL
2017-03-30 в 19:52 

Поддерживаю просьбу об операх!Хочется того,чего в сериале не было!
Арита

URL
2017-03-30 в 19:59 

Ампир
Хочется того,чего в сериале не было!
Вот я и тяну свой "сериал"... Уже фантазии не хватает. :hmm:

URL
2017-04-03 в 00:52 

Ампир
Прода (8) в комментах.


читать дальше

URL
2017-04-04 в 20:01 

Ампир
Забавные зрители превращаются... превращаются... превращаются в забавных читателей. :nope:
А вот национальное индейское жилище вам, а не прода! :bubu:

URL
2017-04-08 в 21:14 

А вот национальное индейское жилище вам, а не прода!
==
а за что такие немилости??

URL
2017-04-08 в 21:17 

Ампир
а за что такие немилости??
За злостное молчание.
Нет, я, конечно, пишу больше для себя, но я тогда могу это так и оставить в себе, чтобы перечитывать долгими зимними вечерами...:tease3:

URL
2017-04-08 в 22:45 

За злостное молчание.
Нет, я, конечно, пишу больше для себя, но я тогда могу это так и оставить в себе, чтобы перечитывать долгими зимними вечерами...
===
а я ж всегда отзываюсь!

URL
2017-04-09 в 01:13 

muxoe_kuco
It Doesn't Have To Match
Наконец-то я нашла место и время Добрый вечер, СПАСИБИЩЕ ОГРОМНОЕ!!!!:hlop::hlop::hlop:
Вырисовывается не просто детективный сериальчик, а роскошная драма в несколько слоёв.
Написано просто прекрасно!:vo: Вот что можно сделать с хорошим персонажем, если не ставить себе задачу слить его нафиг, а раскрывать постепенно на разных уровнях.

2017-04-09 в 02:07 

Ампир
*Удовлетворенно* Вооооот... Теперь можно и над продой подумать. ;-)

URL
2017-04-09 в 12:10 

muxoe_kuco
It Doesn't Have To Match
Ампир, :squeeze: ага, думай)

2017-04-10 в 22:28 

Ампир
Прода.


читать дальше

URL
2017-04-10 в 22:42 

Интересненько про участкового... а может, он потом опером у Стаса станет?
Арита

URL
2017-04-10 в 22:49 

Ампир
а может, он потом опером у Стаса станет?
Думала об этом. Не будет. Нафига Стасу такой геморрой, да еще и знающий, что он родственник нариков?

URL
2017-04-13 в 22:08 

Ампир
Прода.


читать дальше

URL
2017-04-13 в 23:29 

Девчонка не робкого десятка.Заинтресовался Стасик)
Арита

URL
2017-04-13 в 23:30 

Девчонка не робкого десятка.Заинтресовался Стасик)
Арита

URL
2017-04-14 в 04:11 

Ампир
Внезапно задумалась над тем, а что я, собственно, вообще пишу?
Изыскания подтвердили - ванильный гет с ОЖП... :facepalm3:
Докатилась...

URL
2017-04-16 в 08:41 

Ампир
Никогда... никогда, блин, не написать мне постельных сцен и порнуху :weep2:

Прода.


читать дальше

URL
2017-04-18 в 17:08 

Какие оба понятливые))
Арита

URL
2017-04-18 в 18:31 

Ампир
Какие оба понятливые))
Аффтар так видит...:rolleyes:

URL
2017-04-20 в 18:15 

Ампир
URL
2017-04-20 в 20:48 

Ампир
:tease4:

URL
2017-04-21 в 02:07 

Ампир
Прода.


читать дальше

URL
2017-04-22 в 00:46 

Алена такая идеальная, не к добру это(
Арита

URL
2017-04-22 в 01:00 

Ампир
Алена такая идеальная
А по-моему, просто нормальная.

URL
2017-04-23 в 11:28 

muxoe_kuco
It Doesn't Have To Match
Какая красота!
Алёна тут на редкость вменяемая, нормальная женщина, что для её озвученных 25-лет вообще-то немалое достижение и большая редкость. И, похоже, будущий Карпов, тот, которого мы видели в сериале, многому от неё научился)) Получается, независимо от того, как у них роман закончится, она для него что-то значила, сразу или постфактум - зависит от конца их романа.
В общем, персонаж получился ценный для истории Стасика. И очень симпатичный.

2017-04-23 в 13:10 

Ампир
:love:

URL
2017-04-24 в 22:23 

Ампир
Прода. Частичная, вся не влазит.


читать дальше

URL
2017-04-24 в 22:24 

Ампир
Прода проды. :D


читать дальше

URL
2017-04-25 в 20:14 

Хорошо они общаются)
Арита

URL
2017-04-27 в 17:05 

Ампир
Прода.


читать дальше

URL
2017-04-28 в 18:57 

Ампир
Прода.


читать дальше

URL
2017-04-28 в 21:43 

Алена человек сильный. Жаль,что у Ани ничего не вышло.

URL
2017-04-28 в 21:44 

Алена человек сильный. Жаль,что у Ани ничего не вышло.

URL
2017-04-28 в 21:49 

Ампир
Жаль,что у Ани ничего не вышло.
В жизни тоже мало у кого получается соскочить и жить нормально. Увы.

URL
2017-04-30 в 15:39 

Ампир
URL
2017-04-30 в 22:15 

Ампир
URL
2017-04-30 в 23:06 

Ампир
URL
2017-04-30 в 23:54 

muxoe_kuco
It Doesn't Have To Match
Вот блин - замечательно же написано!!! Разговаривают нормальные взрослые люди, а не фиялки долбанные. В эти диалоги надо было пелотку головой тыкать, чтобы в дальнейшем хуйни не писала.
Хотя история Алёны, конечно, жуть. У Марининой была версия "лайт", без детей, а тут вообще страх какой-то.

2017-04-30 в 23:57 

читать дальше

URL
2017-05-01 в 00:28 

Ампир
Прав Стасик: "единственный способ решения всех проблем - это насилие".:yes:

URL
2017-05-01 в 00:48 

muxoe_kuco
It Doesn't Have To Match
Ампир, и наш лучший друг - секатор! :-D

2017-05-01 в 01:12 

Ампир
и наш лучший друг - секатор!
Розавинький. :inlove:

URL
2017-05-01 в 11:24 

muxoe_kuco
It Doesn't Have To Match
Розавинький. :inlove:

Абизательно!

2017-05-01 в 20:51 

Ампир
Прода.


читать дальше

URL
2017-05-02 в 17:29 

Ампир
Прода, она же окончание. !Просьба! - если кто вдруг :gigi: будет писать комменты, то скрытые, чтобы не спойлерить для тех, кто еще не читал.


читать дальше

URL
2017-05-03 в 14:13 

Дорогой и любимый мой уже давно автор! Года три, как хожу к Вам на эту страничку регулярно в поисках прекрасного и всегда его здесь нахожу. Простите меня великодушно, что не оставляла раньше комментариев. Вот такой вот я скромный читатель в чистом, можно сказать, стерильнейшем виде. Но, прочитав сегодня концовку этой повести, поняла, что произошла сильнейшая химическая реакция, и пора вылезти из своей уютной пробирки, чтобы сказать Вам, Ампир, как же я Вас люблю, как писателя. Если даже Стасик обещал вспомнить некие очень важные слова, то мне уж и подавно сделать это совесть давно велит). Сказать, что нахожусь сейчас под впечатлением, не сказать ничего вообще.Это сильно, это прекрасно, это шедевр и это литература. Но каков финал! С самого начала ясно было, что никакого хэппиэнда не будет, и все равно концовка, как током, ударила по оголенным нервам.А уж эта лестница в начале и в конце так отзеркалила, что пришлось мне тщательно заталкивать в себя готовые сорваться слезинки, посторонние могут не понять, и так уже косятся на мой внезапный насморк). Как же вот такого кусочка не хватало когда-то в том самом Глухаре, чтоб до конца стало понятно, откуда это просто категорическое разграничение личной жизни и работы у Карпова, откуда его "с людьми лучше не сближаться - не чувствуешь боль потери", да и просто маниакальное желание убивать торчков даже в их беспомощном состоянии вроде той сцены в ванной, когда они заперли Леньку в туалете. И, черт возьми, какие же у Вас диалоги, Ампир!!! Вот эти вроде обычные перебрасывания словечками между кухней, коридором и спальней. Читать это чистый кайф). Как же это легко, вхарактерно, с юмором. Без пафосности и напыщенности, но за каждым словом такая теплота и неравнодушие. Я бесконечно восхищалась этим еще в Обстоятельствах. Вот казалось бы, как показать быт и разговоры двух взрослых состоявшихся людей, давно находящихся в отношениях, но не растерявших чувств, а главное - искреннего интереса друг к другу. И при этом этот самый быт не сопровождался бы оживляжем в виде кратких, но бурных походов налево, регулярного битья морд и посуды и столь же регулярного страстного секса где-нибудь между холодильником и коридорной вешалкой. И при отсутствии перечисленного, чтоб еще и читатель (зритель) не заскучал от такого слишком мирного сосуществования. Часто ли встречаешь таких авторов, способных на не картонные диалоги? Ампир, огромное спасибо Вам за талант, за восторг и трепет, за эмоции, которые переживаешь вместе с героями, за то, что любите своих персонажей так, что их невозможно не полюбить в ответ читателю. Спасибо Вам за удовольствие Вас читать. Только пишите, пожалуйста. Ваша преданная, хоть и молчаливая читательница Марина.

ПыСы: Тщательно прятала коммент под спойлер, но видно что-то не задалось((. Простите, совершенный профан в дайрях, первый раз пишу.читать дальше читать дальше

2017-05-03 в 14:55 

Ампир
Марина, большое спасибо за такой развернутый комментарий. И не только за лестные слова, которые хоть и ввели меня в краску, но приятно, конечно, тысяча чертей!.. А за то, что вы читатель внимательный и видите детали вроде слов, которые "не вспомнились"...
Еще раз большое спасибо!
:love:

URL
2017-05-16 в 02:04 

muxoe_kuco
It Doesn't Have To Match
Ампир, как бы тебе так помягше сказать...
Написано замечательно, каждый момент, каждый поворот. Блин, да, согласна, эмоциональная пауза между последними кусками необходима. В общем - выше всяких похвал.
Но ты же понимаешь, читать дальше
Короче - это было сильно! Пробрало, честно.

2017-05-16 в 03:22 

Ампир
Пробрало, честно.
Пасиб. :heart:
Оно и должно было пробрать.
Меня и саму пробрало, потому что вот именно так - могло бы быть. Но не случилось. Но кое-что проросло именно оттуда.

URL
   

after midnight

главная